Menu
Испания в период Раннего Средневековья (V - XI в.в.) ----- ИСПАНИЯ В VI - VII в.в. ВЕСТГОТСКОЕ КОРОЛЕВСТВО ----- Испания в VIII - X в.в. Кордовский халифат


ИСПАНИЯ В VI - VII в.в. ВЕСТГОТСКОЕ КОРОЛЕВСТВО




Варвары в Испании в V в. Возвышение вестготов
В обстановке развала рабовладельческого государства Римской империи, в условия массовых восстаний со второй половины IV в. начинается массовое вторжение варварских племен в Западную Европу. Целая группа племен — свевы, вандалы и аланы прорвалась на запад. Они оказались сначала в южной Галлии, а оттуда перебрались и на Пиренейский полуостров.

Эти первые варвары, вступившие на испанскую почву в 409 г., прошли по всему полуострову, производя страшные опустошения, и распределили между собою территорию по жребию: свевы и одна часть вандалов обосновались в Галисии, аланы — в Лузитании и Картахене, а другая часть вандалов — силлинги — заняла самую богатую область Испании Бетику. Ни местное население, ни римские легионы не оказали пришельцам упорного сопротивления: утверждение их в Испании еще не означало захвата всей территории. Формально здесь сохранялась еще связь с Римом, но фактически она ни в чем не ощущалась. Управление находилось в руках испано-римской и частично туземной знати, ничем не связанной с ослабевшим центральным правительством.

Вторжение варварских племен в Римскую империю

Вторжение варварских племен в Римскую империю


Казалось, что очень скоро вестготы уничтожат или вытеснят из Испании всех других варваров. Но римляне решили иначе. Они никак не хотели, чтобы окончательная победа досталась вестготам. И в 418 г. по приказу Констанция те не только прекратили военные действия в Испании, но и покинули эту страну. А за это они в качестве федератов получали земли в южногалльской провинции Аквитании Второй, а также в нескольких смежных с ней городах (civitates), включая Тулузу, относящуюся к Нарбоннской Первой провинции. Каковы были дальнейшие планы вестготов в Испании, неизвестно. Во всяком случае ни о каком желании вестготов покинуть эту страну сведений нет. Наоборот, все, что известно об этом событии, говорит о подчинении римскому приказу. Вестготы снова перешли Пиренеи и обосновались на юго-западе Галлии. Своей столицей вестготский король избрал Тулузу. Так возникло Тулузское королевство вестготов.

В конечном итоге вестготам удалось разгромить аланов, оттеснить свевов в северо-западную часть Пиренейского полуострова, а вандалы, занимавшие Бетику, вынуждены были покинуть Испанию и перебраться в северную Африку, где они и основали отдельное королевство на месте древнего Карфагена в 429—434 гг..

Противостояние варварских племен в Испании в V в.

Противостояние варварских племен в Испании в V в.


Таким образом, вестготы к середине V в. фактически овладели Испанией. Испано-романская знать оказывала упорное сопротивление натискам германцев; свевы, отброшенные к северо-западу, пользовались всяким удобным моментом, чтобы расширить свои владения. Кроме того нарастала полоса новых восстаний багаудов, охвативших Таррагону и прилегающие области северо-восточной Испании.

В 50-х годах V в. вестготы пытаются прочно овладеть полуостровом уже не во имя империи, а в свою собственную пользу. Но обстановка, в которой им приходилось действовать, была настолько сложной, что в зависимости от обстоятельств они то выступали в союзе с испанско-романской знатью против свевов, то наоборот.

После Каталаунской битвы король вестготов Теодорих продолжал держаться союза с римлянами и даже помогал подавлять восстания багаудов. В это время свевы начали свое наступление на юг, овладели Севильей и подчинили себе южные области, Бетику и Картахену. Отсюда они направились в Таррагону и дошли вплоть до Басконии, действуя в союзе с багаудами. Теодорих решительно выступил против свевов и нанес им поражение в 456 г., но вслед за этим обрушился с не меньшей жестокостью и против испано-романской знати.

Теодорих (454—467 г.г.) и был основателем вестготского могущества. В Испании сложная и запутанная борьба, продолжалась и при следующем, короле Эйрихе (467—485 г.г.), который убил своего брата, Теодориха и сам занял его место.

Продолжая политику своих предшественников, Эйрих много воевал, расширяя подвластную ему территорию в различных направлениях. В конце концов под его властью оказалась вся Южная Галлия к югу от Лигера (Луары), кроме территории Бургундского королевства, и большая часть Испании, где лишь на северо-западе еще оставалось королевство свевов, да и самая южная часть страны, как кажется, еще тоже практически оставалась вне сферы вестготского владычества. В 475 г. предпоследний император Западной Римской империи Юлий Непот признал суверенитет Эйриха над всеми этими землями. Теперь уже не только фактически, но и юридически вестготский король становится монархом (dominus) живших в Галлии и Испании римлян. Позже Эйрих добился от правителя Италии Одоакра уступки земель между Роданом (Роной) и Альпами. Вестготское королевство стало самым сильным и значительным варварским государством этого времени. Эйрих умер собственной смертью в 485 г., и ему без всяких осложнений наследовал его сын Аларих II.

Расположение вестготов к середине V века перед завоеванием Пиренейского полуострова

Расположение вестготов к середине V века перед завоеванием Пиренейского полуострова





Тулузское королевство
В 475 г. Юлий Непот признал власть короля Эйриха над всеми завоеванными им землями, в том числе и над Испанией. Сейчас трудно сказать, на какую территорию Пиренейского полуострова реально распространялась власть вестготов. Большая часть Тарраконской Испании и прилегающие к ней области находились под властью вестготов. Зато северные горцы фактически не подчинялись никому. На северо-западе, в Галлеции, сохранялось Свевское королевство. Возможно, в его состав входила и северная часть Лузитании. Остальная часть этой провинции с ее столицей Эмеритой, несомненно, признавала власть вестготов. Сложнее обстояло дело на юге. Вполне возможно, что Бетика номинально признавала власть вестготского короля, но на деле она была полностью независима. Не исключено, что местные жители еще считали себя подданными императора, жившего в далеком Константинополе, но если это было и так, то никак не отражалось на реальном положении в провинции. Таким образом, можно считать, что не вся Испания, но все же ее большая часть находилась под прямым управлением вестготов.

Какая-то часть знати Тарраконской Испании оказала вестготам сопротивление, чем и объясняются военные операции в этой провинции. И эти люди, несомненно, понесли определенный ущерб. Эйрих уничтожил знать Тарраконской провинции, которая ему сопротивлялась. Военные действия, естественно, сопровождались грабежами, разорениями и разрушениями. Чрезвычайно пострадала Эмерита, в течение V в. не раз переходившая из рук в руки. Но после завоевания вестготский король явно был озабочен восстановлением страны.

Тулузское королевство в начале VI в.

Тулузское королевство в начале VI в.


Как было организовано управления испанскими владениями Тулузского королевства, точно не известно. Префектура Галлия была уничтожена. Нет никаких сведений о сохранении диоцеза Испании. Видимо, и эта административная единица перестала существовать. Но провинции сохранились, и они сохранятся до самого конца Вестготского королевства. Королевскими представителями на местах были герцоги, или дуксы. В Испании известно о двух герцогах (дуксах) — Салле в Лузитании и Винцентии в Тарраконской Испании. Один из них был готом, другой — римлянином. Города, видимо, сохраняли свою систему управления, а латифундии, оставшиеся у их прежних господ, естественно, продолжали находиться в их власти.

В некоторых местах, особенно в наиболее важных в стратегическом отношении, вероятно, были оставлены вестготские гарнизоны. Но какова была их численность, неизвестно. Эйрих и Аларих вели почти бесконечные войны, и оставлять в завоеванных странах и городах значительные гарнизоны едва ли были в состоянии. Во время завоевания Испании вестготское войско, вторгнувшееся в эту страну, возглавил комит Гаутерит. Командующим армией, действовавшей на побережье Тарраконской Испании командовал Гольдефред. Гольдефред действовал вместе с армией дукса Испаний Винцентия. Это был римский командующий, перешедший на сторону вестготов.

Под 494 г. «Цезаравгустанская хроника» сообщает, что готы вошли в Испанию, а под 497-м, что они заняли места в Испании (sedes acceperunt). События 90-х гг. V в. означали, что вестготы начали уже осваивать подчиненные им земли Испании. Массовое переселение вестготов за Пиренеи произошло только после 507 г. Это вызвало реакцию в виде нового восстания.

В начале VI в. одним из самых могущественных государств становится Остготское королевство. Король Теодорих не только укрепился в Италии, подчинив себе и некоторые прилегающие территории, но и стремился играть ведущую роль в общей европейской политике. Важным орудием этой политики стали брачные связи, с помощью которых Теодорих намеревался создать сеть германских государств, управляемых одной королевской семьей. Сам Теодорих уже вскоре после завоевания Италии женился на дочери Хлодвига Аудефледе. Сестра Теодориха Амалафрида стала женой вандальского короля Тразамунда, а племянница Амалаберта — тюрингского короля Герминафрида. Распорядился Теодорих и руками своих дочерей. Одну он отдал в жены наследнику бургундского трона Сигизмунду, а другая его дочь, Теодегото, стала женой Алариха II.

Для Алариха женитьба на дочери Теодориха была в значительной степени гарантией сохранения положения Вестготского королевства в системе варварских государств. И особое значение приобретали отношения с франками. Военные действия 90-х гг. V века оказались лишь прелюдией к решающей схватке между франками и вестготами.

Аларих II -  король вестготов в 484—507 годах В 506 г. Аларих официально ввел в действие новый свод законов, которым должно было подчиняться галло-римское и испано-римское население. Вводя в силу новый свод, вестготский король преследовал ряд целей. Во-первых, этим сводом облегчалось судопроизводство, ибо с этого времени судьи могли уже руководствоваться одним документом, а не теряться в массе разнообразных актов. Во-вторых, закреплялось в правовом отношении разделение вестготов и римлян, ибо теперь для двух групп населения действовали два разных кодекса: Эйриха для вестготов и Алариха для римлян. В-третьих, приобреталась юридическая независимость вестготского королевства от Византии, ибо отныне на его территории действовал собственный свод законов, и законодательные акты Константинополя уже не имели силы для римских подданных Алариха. В-четвертых, привлекая к законодательству римских юристов и советуясь с церковной и светской знатью подчиненного римского населения, король стремился показать свое расположение к римским и католическим подданным накануне решающей схватки с франками.

Эта схватка не заставила себя ждать. Аларих пытался мирно договориться с Хлодвигом. По его инициативе оба короля встретились на острове посреди пограничной реки Лигера (Луары) и после совместного пира договорились о мире и дружбе. Но это было лишь временной передышкой. В дело попытался вмешаться Теодорих. Он направил письма Хлодвигу, бургундскому королю Гундобаду и Алариху, в которых настойчиво советовал не начинать войну. Алариха он призывал проявить терпение, говоря, что у него с Хлодвигом нет серьезных разногласий, а возникающие споры можно уладить мирно. В этой ситуации большое значение приобретала позиция Гундобада. Его сын, как и Аларих, был женат на дочери Теодориха, совсем недавно вестготский король активно помог ему в борьбе с братом, которого не менее активно поддерживали франки. Гундобад, как и Аларих и Теодорих, был арианином. Франки были соперниками бургундов в борьбе за власть в Галлии, а недавние события показали, что они готовы при удобном случае вмешаться в дела Бургундии. Все это, казалось, должно было склонить бургундского короля к поддержке Алариха или, по крайней мере, к нейтралитету. Но, с другой стороны, и вестготы были соперниками бургундов, а союз двух готских королевств был очень опасен не только для Хлодвига, но и для Гундобада. Да и ссориться со все более набирающим силу Хлодвигом было для него тоже опасно.

Не меньшее значение имело стремление бургундов захватить принадлежавшую вестготам юго-восточную часть Галлии, чтобы выйти к средиземноморскому побережью. Средиземное море по-прежнему связывало все территории, ранее входившие в Римскую империю, и по нему проходили богатства, особенно ценимые германцами. Его побережье являлось желанной целью практически всех варварских государств. Не были исключениями ни франки, ни бургунды. Все это привело к тому, что в конце концов Гундобад присоединился к Хлодвигу в войне с вестготами. Не исключено, что между ними была заключена договоренность о разделе галльских владений вестготов.

Предлогом, который выдвинул Хлодвиг для разрыва недавно заключенного мира, было желание ликвидировать в Галлии власть ариан. В 507 г. франки перешли Луару. Политика привлечения галльской знати, проводимая, хотя и с колебаниями, Аларихом, частично дала свои плоды. Лидером этой группы знати стал сын Сидония Аполлинария Аполлинарий. В начавшейся войне он со своими сторонниками встал под знамена Алариха. Аларих призвал на помощь своего тестя, но тот медлил, и вестготы вступили в битву. Решающее сражение произошло на Богладском поле в 10 милях от Пуатье. Вестготы в этой битве были разгромлены, а сам Аларих погиб. Это было концом. Как написано в «Цезаравгустанской хронике», Толосское (т. е. Тулузское) королевство разрушено.

После этого сражения остатки Вестготского королевства в Галлии остались совершенно беззащитными. Франки и бургунды захватили и сожгли Тулузу. В руки Хлодвига попали сокровища вестготских королей, в том числе и остатки награбленного в Риме после его двукратного взятия вестготами. Некоторые города Галлии еще пытались сопротивляться. Так, в течение довольно долгого времени выдерживал осаду Арелат. Упорное сопротивление оказал Каркассон, куда была перевезена казна вестготских королей. Но Хлодвиг и его сын Теодорих сломили остатки готского сопротивления.

Остготский король в тот момент не смог (или не захотел) вмешаться, но уже в следующем году, воспользовавшись задержкой франков и бургундов под Арелатом, он направил в Галлию армию под командованием комита Иббы (или Геббана). В ожесточенном сражении остготы одержали победу. Был освобожден от осады Каркасссон, и в руки остготов попали вестготские сокровища. Это остановило франкское наступление. Теодорих присоединил к своим владениям юго-восточную часть Галлии между Роной и Альпами, ранее принадлежавшую вестготам. Но за это помог самим вестготам сохранить под своей властью так называемую Септиманию — относительно широкую полосу земли между Пиренеями и Роной с городами Нарбонном, Каркассоном и некоторыми другими.

Богладская катастрофа означала крах претензий вестготских королей на великодержавие. Вестготское королевство теперь было ограничено в основном Испанией. Хотя сами вестготы еще долго официально называли Септиманию Галлией, но это была лишь фикция, позволявшая им ощущать себя владыками всей Галлии. Вестготское королевство отныне было исключено из «большой политики» того времени и все более сосредоточивается на своих внутренних делах, время от времени вступая в конфликты с другими государствами не с целью навязать им свое господство, как это было при Эйрихе, а чтобы удержаться от их нападений. Только на Пиренейском полуострове вестготские монархи еще позволяли себе вести активную политику.

Крушение Тулузского королевства

Крушение Тулузского королевства


Эдвард Резерфорд. Париж



Королевство вестготов в VI веке
После того как вестготы окончательно обосновались на Пиренейском полуострове, потеряв почти все свои владения в южной Галлии, им приходилось считаться с двумя своими могущественными соседями — Франкским королевством по ту сторону Пиренеев и остготским королевством в Италии, которое переживало короткий период своего могущества при короле Теодорихе Великом.

В продолжавшейся упорной борьбе с франками вестготы нашли поддержку и помощь у Теодориха, но когда последний умер (в 526 г.), положение в Испании стало необычайно напряженным благодаря внутренним междоусобиям. В вестготской монархии не установилось прочного порядка наследования престола, как это было у франков. Короли выдвигались той или другой группой знати в ходе непрекращавшейся междоусобной борьбы.

В подавляющем большинстве случаев смена на престоле носила характер кровавой расправы с предшествующим королем. За весь вестготский период редко бывало, чтобы короли умирали естественной смертью.

Королевство вестготов в VI веке

Королевство вестготов в VI веке


В 532 г. король Тевдис своей победой над франками у Сарагоссы заставил их отказаться от дальнейших посягательств на Испанию. Но при одном из его ближайших преемников, Ахиле (549—554 г.г.), особенно резко обострились отношения между вестготской и испано-романской знатью. Ахила — ставленник вестготов — сурово преследовал католиков и восстановил против себя всю южную Испанию. Началась открытая борьба, и у Кордовы войска Ахилы потерпели жестокое поражение.

Сопротивляясь жесткому режиму Ахилы, испано-романская знать выдвигает в качестве претендента на престол Атанагильда, который и обращается за помощью к византийскому императору Юстиниану. Отправленная последним сильная армия в 554 г. овладевает южным побережьем Пиренейского полуострова, наносит поражение возле Севильи Ахиле, которого потом свои же и убивают. Королем вестготов становится Атанагильд (554—567 г.г.). За оказанную помощь он уступает Византии юго-восточную часть полуострова, но византийцы этим не удовлетворяются и, опираясь на симпатии крупных испано-римских землевладельцев, самочинно занимают обширную территорию на юге Испании.

Атанагильд вынужден был вести с ними трехлетнюю войну. Одновременно он оказывает сопротивление франкам и пытается подчинить своей власти непокорных басков. Несмотря на все трудности, Атанагильд укрепляет положение Вестготского королевства, столицей которого с этого времени становится Толедо. Он ведет примирительную политику в отношении католиков и пользуется большим влиянием и авторитетом. Вестготская монархия уже тогда славилась в Европе как центр учености и просвещения.

Однако относительно данного периода нельзя сказать, чтобы вестготы были полными хозяевами на полуострове. На северо-западе сохраняло свою независимость Свевское королевство; Византия присвоила себе Бетику и часть Картахены; на севере существовали почти независимые небольшие области, управляемые князьками и представителями знати (Овиедо, Леон, Паленсия, Замора), и наконец, никому не подчинявшиеся баски.

Покорение кантабров королём Леовигильдом Преемнику Атанагильда — Леовигильду (567—586 г.г.) пришлось действовать в весьма сложной обстановке. Он стремился воссоединить все разрозненные территории полуострова и сломить сопротивление многочисленной знати путем твердой политики. Ему пришлось прежде всего бороться на два фронта — против свевов на севере и византийцев на юге, а также с многочисленными восстаниями знати, которая, утвердившись в разрозненных мелких областях, искала поддержки то у свевов, то у Византии.

В течение первых десяти лет король успешно справлялся со всеми затруднениями и к 578 г. на некоторое время установил внутренний порядок. Он реорганизовал систему управления Вестготского королевства; создал более дробное деление на провинции, во главе каждой из них назначался герцог, во главе каждого города ставился граф. В центре создавалось высшее управление при дворце из представителей различных ведомств. Этот рост государственного аппарата свидетельствовал об укреплении Вестготского королевства и силе королевской власти.

Но после небольшого перерыва, при том же Леовигильде, внутренняя борьба разгорелась с еще большей силой, охватив широкие крестьянские массы. Столкнувшись с оппозицией своего собственного сына Герменгильда, Леовигильд жестоко подавлял все восстания и беспощадно преследовал католиков. После шести лет напряженной борьбы король сломил сопротивление. В 585 г. им было завоевано Свевское королевство, ставшее отныне одной из провинций Вестготского королевства.

После смерти Леовигильда наследником престола стал его сын Рекаред (586—601 г.г.), правление которого составляет крупнейшую веху в истории вестготской Испании. Король с самого начала прекращает преследования католиков, организует религиозные диспуты и отваживается на решительный шаг. В 587 г. или 589 г. (точно не установлено) он созывает очередной церковный собор в Толедо и на нем торжественно объявляет о своем переходе в католичество вместе со многими представителями вестготской знати. Этим актом католицизм превращался в господствующую религию на Пиренейском полуострове, а арианство становилось уже ересью.

Но арианство за предшествующие столетия глубоко внедрилось в сознание различных слоев вестготского общества, и поэтому постановление Толедского собора не могло его уничтожить. Если наиболее влиятельная вестготская знать приняла католицизм, то основная масса средних и низших слоев, часть духовенства и некоторая часть знати Вестготского королевства остались верными своей старой религии.

В стране возникли заговоры и восстания вестготов-ариан, но Рекаред обрушился на восставших с невероятной жестокостью, и многие приверженцы старой религии погибли на костре или были казнены другими способами. Эти преследования с возрастающей силой проходят на всем протяжении дальнейшей истории вестготов на Пиренейском полуострове. Рекаред произвел пересмотр прежних вестготских законов, приспосабливая их к изменившимся условиям. Изменения касались земельной собственности и признания прав и привилегий католического духовенства.

Вестготское государство (V-VII вв.)
Вестготское государство (V-VII вв.)


Эдвард Резерфорд. Париж



Общественно-политическое развитие Вестготского королевства в VI веке
К началу VI в. самым обширным было Вестготское королевство, которое занимало всю южную Галлию, начиная от реки Луары, и почти весь Пиренейский полуостров, за исключением северо-западной его части, где сохранилось небольшое королевство свевов, и гористых областей северного побережья Пиренейских гор, где по прежнему удерживали свою независимость старинные племена — астуры, кантабры и баски.

С утверждением вестготов в Испании приток свежих варварских сил создал условия для создания могущественного государства. Вестготским королям в течение первого столетия их господства в Испании удалось укрепить внутреннее положение и поднять удельный вес Вестготского королевства во вне. Положение трудящихся масс — приписанных к земле рабов и колонов — улучшилось сравнительно с римскими временами, увеличилось количество свободных элементов, большую свободу получили ремесленники, которые во времена империи были прикреплены к коллегиям, ожили испанские города, в особенности столица королевства Толедо.

Вестготская знать заставила потесниться испано-римских землевладельцев. Перераспределение земель еще больше обостряло отношения между пришлой вестготской и старой испано-римской знатью. Борьба между этими двумя группами слагающегося феодального класса тянется на протяжении всего вестготского периода, принимая все более и более острый характер.

Борьба эта нашла для себя и яркое идеологическое выражение, так как испано-романское население исповедывало католицизм, а вестготы были «еретиками», арианами. Характернейшей особенностью классовых взаимоотношений в Испании уже тогда было засилие католического духовенства, сумевшего закрепить за собою обширные земельные владения и занять руководящее положение в государстве, несмотря на то, что до VII в. арианство было господствующей религией в Испании.

Города Вестготского королевства в VI веке
Города Вестготского королевства в VI веке


Борьба за земельные территории и перераспределение земель явились отправным моментом в возникновении и развитии феодальных порядков в Испании. Раздача королями земельных пожалований расширяла круг крупных земельных собственников и тем самым поднимала значение земельных магнатов за счет королевской власти. Захват земель и власти вносил резкое ухудшение в положение низших классов: широко применялась практика отдачи под покровительство обедневших свободных людей, что неизбежно приводило к потере ими свободы.

Вестготские законы допускали широкую свободу отчуждения не только пахоты, виноградников, но даже части так называемых общинных угодий (например леса, луга). Это ослабляло связь между жителями села и облегчало захват отдельных участков крупными земельными собственниками, а следовательно, и подчинение владельцев этих участков.

В вестготской монархии стала складываться могущественная и алчная до захватов аристократия, применявшая к закрепощенному крестьянству самые беспощадные способы эксплуатации.




Вестготское королевство в VII веке. "Закон вестготов"
Крутой поворот в ходе исторических событий произошел тотчас же после смерти Рекареда. В течение всей первой половины VII в. идет сплошная полоса смут и частая смена королей Вестготского королевства в порядке насильственного низвержения ставленников арианской или католической партий. Но влияние фанатичного духовенства все более и более усиливается. На последующих толедских соборах духовные князья становятся влиятельной политической силой. Постановления этих соборов приобретают значение государственных актов.

Религиозные преследования приобретают исключительно жестокий характер и направляются не только против ариан, но и против евреев. Евреи появились на полуострове еще в первые века н. э. и до Рекареда пользовались покровительством со стороны государственной власти. Они заключали браки с христианами, занимали высокие должности и свободно занимались промышленной и торговой деятельностью. После Рекареда положение их резко изменилось к худшему. Начинаются насильственные обращения в христианство, а один из толедских соборов выносит постановление о массовом истреблении евреев.

Хиндасвинт  — король вестготов в 642—653 г.г. Католическое духовенство в Вестготском королевстве становится наиболее привилегированной верхушкой господствующего класса и определяет собою политику королей. Характерной особенностью этого периода является попытка некоторых наиболее сильных королей придать королевской власти наследственный характер. Хиндасвинту во время правления (642—649 г.г.) удалось путем массовых казней, конфискации, обращения в рабство сломить сопротивление крупной знати и привлечь на свою сторону духовенство щедрыми земельными пожалованиями.

Действуя таким способом, он добился передачи трона своему сыну Рецесвинту (649—672 г.г.), правление которого проходит в более спокойной обстановке. При нем католическое духовенство настойчиво требует от короля безусловного сохранения католической религии и беспощадного преследования еретиков и евреев. Сам король, подавляя отдельные восстания, в других случаях идет на частичные уступки и амнистии. Но наиболее крупным событием его времени было издание нового законодательного сборника — «Закона вестготов».

Новый законодательный сборник, закрепляя руководящее положение католического духовенства, резко подчеркивал господство аристократии над широкой массой низших групп населения. Перевес римского законодательства над остатками старинных вестготских законов означал резкое ухудшение положения трудящихся масс. Остатки рабовладельческого строя оказывали гибельное воздействие и на состояние свободных земледельцев, попадавших в зависимое положение, близкое к рабским формам зависимости.

Таким образом, во всем общественном строе вестготской монархии пропасть между привилегированной верхушкой и остальной части общества становилась все глубже и глубже. Сопротивление угнетенных масс и всех недовольных элементов не носит в это время широкого характера. Перевес римского влияния над вестготским выразился в усилении религиозных преследований евреев, ариан и других еретиков. «Закон вестготов» уже допускал браки между вестготами и испано-римлянами, латинский язык вытеснил старый германский язык, римская культура взяла перевес над германской, более примитивной, культурой.

Рецесвинт  — король вестготов в 649—672 г.г. Все это является показателем того, что все группировки господствующего класса — испано-романская и вестготская — начали сливаться в единое целое при огромном влиянии католического духовенства. Беспощадная борьба против евреев и еретиков в таких условиях означала не что иное, как массовый террор, направленный к подавлению всякого сопротивления слагающемуся крепостническому строю. Проводниками этого террора и становятся сами вестготские короли, в особенности Хиндасвинт и Рецесвинт. Положение королевской власти укрепилось при поддержке католического духовенства. Но положение это не могло быть прочным и продолжительным, так как перевес римского влияния над варварским — вестготским не укреплял, а ослаблял внутренние силы вестготской монархии.

Этот упадок стал сказываться уже вскоре после смерти Рецесвинта. Попытка придать наследственный характер королевской власти потерпела крушение, так как преемником его стал один из представителей знати Вамба (672—680 г.г.). Ему еще удается успешно расширять территорию на севере, за счет южной Галлии и страны басков, но уже при нем на востоке — на северо-африканском побережье появилась новая сила, которая надвигалась на Пиренейский полуостров. Это были арабы, успевшие к этому времени подчинить себе всю переднюю Азию и Египет, откуда они продвигались все дальше и дальше на запад.

Вамба сумел нанести поражение арабам в 677 г., но этим опасность, угрожавшая Вестготскому королевству, не устранялась, так как в самом королевстве стали сказываться зловещие признаки упадка и ослабления. Вамба был низвержен с престола при содействии архиепископа толедского, а дальше начинается сплошная полоса смут, заговоров, восстаний, частых и насильственных смен на престоле, беспощадных преследований.

Успех Вамбы в борьбе с арабами оказался единичным случаем, больше уже не повторившимся. Завоеватели все ближе и ближе надвигались на полуостров, и когда после длительных смут и анархии, царившей на Пиренейском полуострове, в 710 г. был провозглашен королем один из герцогов южной Испании Родриго, то ему пришлось иметь дело с арабами уже на территории королевства.

Вестготское королевство в 586 - 711 г.г.
Вестготское королевство в 586 - 711 г.г.


Эдвард Резерфорд. Париж



Арабское завоевание Испании в VIII веке. Крушение Вестготского королевства
В 711 г. король Родриго был вынужден прервать военные действия против васконов и обратиться к югу. На испанском берегу высадился арабский отряд под командованием Тарика. Он высадился на скале, которая несколько позже и была названа именем этого арабского командира — Джебель ат-Тарик — Гибралтар.

Весной 711 г. войско из семи тысяч воинов, преимущественно берберов, во главе с Тариком ибн Зийядом переправилось через пролив и высадилось на скале, которую несколько позже арабы назвали Джебель ат-Тарик (Скала Тарика) и которую до сих пор именуют несколько искаженным словом Гибралтар. Закрепившись на крайнем юге Пиренейского полуострова, Тарик начал продвижение в его глубь. В это время Родриго подавлял очередное восстание на севере и осаждал Пампелон (Памплону). Он сразу оценил угрозу и, прервав осаду, двинулся на юг.

Вторжение арабов на Пиренейский полуостров в VIII в.
Вторжение арабов на Пиренейский полуостров в VIII в.


Грозное вторжение мусульман, казалось бы, должно было сплотить вестготов и вообще христиан. Но этого не случилось. Сыновья Витицы, в том числе Ахилла, епископ Оппа и их сторонники, в силу «военных законов» Вамбы и Эрвигия вынужденные официально примкнуть к королю, фактически поддержали арабов. Рабы и другие подневольные люди, включенные в армию по тем же законам, не горели желанием сражаться и были готовы покинуть поле битвы при первой возможности. Города в вестготской Испании находились в жалком положении, горожане, в основном испано-римляне, с завистью смотрели на процветание городов под арабской властью и видели в арабах избавителей от власти варварских королей. Евреи, жестоко преследуемые вестготскими государями и испанской церковью, перешли на сторону мусульман и показывали им пути более легкого и удобного продвижения.

Шпионы донесли Тарику о приближении вестготской армии, и он сумел хорошо подготовиться. Тарик запросил у Мусы помощь, и тот прислал ему еще пять тысяч воинов, так что их общее число дошло до 12 тысяч. Конечно, это было ничтожно мало по сравнению с армией Родриго, насчитывавшей, по арабским и, вероятно, преувеличенным сведениям, 100 тысяч солдат. Но дело решила измена. 19 июля 711 г. на реке Гвадалете произошло жесткое сражение. В разгар битвы находившиеся на флангах вестготской армии войска сыновей и сторонников Витицы покинули поле боя. К ним могли примкнуть и некоторые другие воины, подкупленные Оппой. Остатки армии Родриго пытались сопротивляться, но были полностью разгромлены. В руки врагов попали белый конь Родриго, его плащ, расшитый рубинами и жемчугами, и походное золотое кресло, украшенное рубинами и изумрудами.

Сам король бежал в Эмериту, где пытался организовать новую армию и продолжить борьбу. Но вестготские герцоги и графы либо пытались защищать только свои владения, совершенно не думая об общем деле, либо бежали на север, либо стремились договориться с врагом. Это же пришлось сделать и сыновьям Витицы, которые пытались договорится с Тариком, но тот направил их к Мусе, а Муса, в свою очередь, — к халифу. В конце концов был заключен договор, по которому сыновьям Витицы были оставлены их владения, но от трона они были вынуждены отказаться.

Воспользовавшись этим политическим хаосом, Тарик разделил свой отряд на несколько частей и в то время, как его подчиненные покоряли Южную и Юго-Восточную Испанию, с основной частью своих войск подошел непосредственно к Толедо. Стоявшие там солдаты не столько защищали, сколько нещадно грабили город. Толедский митрополит Синдеред бежал из города и страны и вскоре прибыл в Рим. В результате Тарик без особого труда захватил столицу Вестготского королевства.

Но в это время Муса, обеспокоенный слишком уж большими успехами своего подчиненного, решил взять покорение Испании в свои руки. В июне 712 г. он со всей своей восемнадцатитысячной армией, на этот раз в основном именно арабской, высадился на Пиренейском полуострове. Его первой задачей стал окончательный разгром Родриго. Он взял Гиспалис и двинулся к Эмерите. Город стойко защищался, и только в следующем 713 г. Муса смог его взять. Столкнувшись с неожиданными трудностями, Муса отозвал Тарика, и их соединенные силы разгромили армию Родриго в сентябре 713 г. Сам король, по-видимому, пал в этой битве.

Король Родриго устраивает войска в битве при Гвадалете, 711 г.
Король Родриго устраивает войска в битве при Гвадалете, 711 г.


После этого Муса провозгласил халифа Валида государем Испании. Он планировал дальнейшие завоевания и даже уже начал их, захватив Цезаравгусту. В это же время Тарик действовал самостоятельно, хотя и под общим командованием Мусы, и тоже добился успехов. Но теперь уже халиф Валид испугался чрезмерных успехов Мусы и Тарика. Они оба были отозваны из Испании и вызваны в Дамаск.

Уезжая из Испании, Муса оставил во главе ее своего сына Абд-эль-Азиса. Тот женился на вдове Родриго и даже имел от нее сына, но через некоторое время сам был убит по приказу нового халифа Сулеймана, явно испугавшегося сепаратистских стремлений Абд-эль-Азиса. После этого арабские правители Испании менялись довольно быстро. Но все они продолжали завоевательные походы.

Новый вестгосткий король являлся сторонником сыновей Витицы. По-видимому, часть противников Родриго разочаровалась в приглашенных ими же мусульманских завоевателях, и Ахилла (Агила) мог попытаться претворить в жизнь прежний план: после гибели Родриго стать самому королем, как это сделал полутора веками ранее Атанагильд, и остановить вражеское продвижение. Как бы то ни было, надолго удержаться Ахила, или Агила, не смог и был разгромлен. Его правление продолжалось приблизительно три года.

Его сменил некий Ардон, действовавший в Септимании, который сумел продержаться дольше, но в конце концов тоже был разгромлен. Арабы в это время перешли Пиренеи и подчинили Септиманию. В 719 г. они захватили Нарбонн, а в 725 — Ним и Каркассон. Одновременно, они неоднократно пытались распространить свои владения и на Франкское королевство. На Пиренейском полуострове еще существовали некоторые отдельные очаги сопротивления, но никакой централизованной власти, которая могла бы противостоять мусульманам, уже не существовало. О Вестготском королевстве в Испании говорить уже было нельзя.

Эдвард Резерфорд. Париж



Причины поражений и крушения Вестготского королевства
Всем варварским королевствам, образовавшимся на территории Западной Римской империи, и Вестготское не было исключением, был свойствен коренной порок — двойственность их этнического состава, причем господствующий этнос представлял собой ничтожное меньшинство населения. Римляне, завоевав Испанию, принесли с собой и передали ее народам новые социальные порядки, новую экономику, введя их в экономическую жизнь всего Средиземноморья, новое политико-административное устройство, новую культуру во всех ее компонентах.

В ходе романизации различные народы (за исключением некоторых горных племен, живших в периферийных зонах Пиренейского полуострова) смешались и переплавились в нечто единое, которое, что очень важно, ощущало себя частью римского народа и считало себя уже не иберами, или кельтами, или кельтиберами, или кем-либо еще, а римлянами, Romani, говоря на латинском языке. Этот язык к тому времени достаточно изменился, вульгаризировался, в разных местах уже весьма значительно отходил от литературной нормы, но его носители искренне полагали, что это и есть язык великого Рима. Сопричастность Риму и его цивилизации еще укрепилась сознанием принадлежности к единой христианской церкви во главе с римским папой, даже если это подчинение было в Испании довольно относительным.

Германцы, подчинив себе эту страну, сами поддались уже существующей там романской цивилизации, они переняли местный язык, местную религию, местную культуру, насколько были способны ее перенять. Характерно, что Испания сохранила свое римское название. Ни о какой германизации говорить не приходится. Наоборот, можно и нужно говорить о романизации сначала свевов, а затем вестготов. Но это не привело к их растворению в романской среде. Обе группы населения постепенно стали обладать одним языком, одной религией, одним правом. И будучи в этом отношении равноправными, они все же знали, что существуют римляне и существуют готы, и первые занимают приниженное положение по отношению ко вторым.

Кризис Вестготского королевства
Кризис Вестготского королевства


Одной из самых ярких привилегий германцев в Вестготском королевстве было право обладать королевским достоинством и королевской властью. Королем мог быть только гот. И если в королевском окружении могли появиться представители романской знати, то все же это было исключением, и в любом случае их было неизмеримо меньше, чем вестготов. Даже в высших слоях церковной иерархии доля германских епископов и митрополитов была гораздо больше, чем их доля в общей массе верующих.

Реальными управляющими провинций были герцоги и графы, происходящие из варварской аристократии, а ректоры провинций, многие из которых являлись римлянами, фактически были поставлены под их контроль. Города, в которых германцы почти не жили и население которых было почти исключительно романским (не считая евреев и купцов из восточных стран), в конце концов практически лишились самоуправления и тоже были поставлены под жесткий контроль готских герцогов и графов. В результате романское население чувствовало себя ущемленным, а это вело к отсутствию или во всяком случае незначительности чувства сопричастия к существующему государству.

Во многих районах Испании и Септимании имелось довольно значительное количество городов, сохранявших античное устройство. Короли, как и все варвары, не любили городов и не понимали их. Они рассматривали города лишь как источник доходов или как опорные пункты своей власти, в их чуждой структуре видели определенную угрозу и стремились полностью поставить их под контроль и своих чиновников, происходивших из готской знати, и епископов, которые, хотя были по происхождению чаще римлянами, но являлись чуждой городу силой. Города, значение которых в условиях сокращения рынка уменьшилось, оставались во многом ячейками «романства» и видели в готских королях и их представителях чуждую силу.

Среди вестготов еще сохранялось старое германское представление, что все свободные люди по существу являются «друзьями» короля (frei — Freund), т. е. членами относительно замкнутой группы людей, связанных определенными узами, и это позволяло им чувствовать себя в некоторой степени независимыми по отношению к королю. Тем более это чувство было свойственно знати, которая с течением времени приобретает фактическую экономическую и в некоторой степени административную независимость.

В условиях избирательной монархии роль готской знати еще более возросла. По «военным законам» Вамбы и Эрвигия знатные аристократы, и вестготы, и римляне, являлись в армию со своими отрядами, и, таким образом, они теперь легально обладали собственной вооруженной силой, которая фактически подчинялась только им и которую они могли противопоставить силе монарха. Именно уход части армии из войска Родриго и выступление против короля части вестготской знати со своими силами обусловил поражение королевской армии в решающем сражении с мусульманами.

Сама знать Вестготского королевства раздиралась борьбой кланов, и часто клановые интересы оказывались для аристократии важнее государственных. Все попытки королей, как, например, Вамбы, добиться подчинения частных интересов «общественной пользе» оказались тщетными. Это определяло политическую слабость Вестготского королевства.

Поединок Тарика и короля Родриго
Поединок Тарика и короля Родриго


Значительную роль в политической структуре Испании занимала церковь. Она обладала не только духовной монополией, но и довольно большой политической властью. На местах епископы в значительной степени осуществляли административное управление, разделяя эти обязанности с готскими герцогами и графами. Еще важнее было то, что церковные соборы, собираемые королями, занимались не только внутрицерковными и религиозными, но и политическими и административными проблемами, вплоть до участия в выборах короля и утверждения законов.

Участие в соборах в качестве полноправных их членов принимали и представители светской знати по поручению короля. Правда, соборы созывались нерегулярно, их созывы зависели от воли короля. Это, однако, не уменьшает роли церковных властей в политической жизни Вестготского королевства. Хотя ни о какой теократии говорить не приходится, все же роль церкви была большой, и короли должны были с ней считаться. Это тоже в значительной степени ослабляло королевскую власть. Включение церкви в политическую структуру Вестготского королевства привело и к вовлечению ее в различные политические раздоры. И часть иерархии, поддержав не Родриго, а его соперников, фактически помогла арабам подчинить Испанию.

Испано-римское население, не чувствовавшее своей сопричастности Вестготскому королевству, в лучшем случае оставалось равнодушным к его судьбам. «Низы» населения, все более попадавшие в условия зависимости, не имели никаких причин сражаться за своих угнетателей, а «верхи» были готовы пойти на любой компромисс с новыми завоевателями, который обеспечил бы им сохранение их власти на местах. Они и так не имели никакой доли в управлении государством, так что, с этой точки зрения, им было безразлично, кто ими управляет — вестготские короли или арабские халифы в лице своих представителей.

Резко увеличивавшееся к рубежу VII—VIII вв. разделение общества на potentes и pauperes привело если не к полной ликвидации, то к значительному уменьшению среднего слоя, того «среднего класса», который во все времена обеспечивал стабильность государства и самого общества.

Горожане, лишенные самоуправления и теряющие такие важные источники доходов, как торговля, не хотели поддерживать Вестготское государство. Упадок испанского города резко контрастировал с расцветом городской жизни в Халифате. Конечно, от новых господ всех этих людей отделяла религия. Но арабы были более или менее веротерпимы, заключая договоры с местными магнатами, они гарантировали им и подчиненному им населению религиозную неприкосновенность, а значительная часть церковной иерархии была готова пойти на компромисс с мусульманами и даже способствовала мусульманскому завоеванию.

В еще большей степени это относилось к евреям, живущим почти исключительно в городах, связанных с городской жизнью и городскими занятиями — торговлей и ремеслом, постоянно преследуемым как церковью, так и королевской властью. Они еще больше, чем их христианские соседи, могли оценить то относительно свободное и даже процветающее положение, в котором находились горожане вообще и их единоверцы, в частности, в городах, находящихся под властью мусульманских владык. И когда арабские войска высадились на Пиренейском полуострове, многие горожане не оказывали им никакого сопротивления, а евреи даже показывали завоевателям удобные пути и места, пригодные для успешных боевых действий, а некоторые активно в этих действиях участвовали. Антиеврейская репрессивная политика вестготских королей обратилась против них и стала одной из причин, хотя, разумеется, далеко не самой главной, катастрофы готской Испании.

Таким образом, Вестготское королевство оказалось довольно непрочным. И после арабского завоевания в ходе Реконкисты, обратного отвоевания страны у мусульман, формирование средневекового испанского общества началось практически заново, в иных условиях и с иными результатами. Первые короли новой Испании еще чувствовали и даже подчеркивали свою связь с вестготскими государями, рассматривая себя как прямое продолжение линии готских монархов, но с течением времени это ощущение ослабевало. Прежнее противопоставление романской и готской Испаний исчезло и заменилось другим — христиан и мусульман, испанцев и мавров.

Источники:
Циркин Ю. Б. История Древней Испании / Ю. Б. Циркин. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ; Нестор-История, 2011. — 432 с., ил.


Еще по истории Испании:


История Испании
полный курс



А.Моруа. История Франции

Природные ресурсы Испании