Menu
Испания во II в. до н.э. Римские завоевания ----- ИСПАНИЯ В I в. до н.э. СЕРТОРИАНСКАЯ ВОЙНА ----- Испания в I в. н.э.


ИСПАНИЯ В I в. до н.э. СЕРТОРИАНСКАЯ ВОЙНА




Римско-италийская иммиграция в Испанию
К началу I в. до н. э. задача завоевания Пиренейского полуострова для Рима, казалось, была уже выполнена, но утверждение римлян в значительной части Испании далеко еще не создавало здесь устойчивого положения. Если значительная часть испанцев вынуждена была покориться, то в самом Риме разгоралась ожесточенная гражданская война, находившая отражение и в его владениях. Беспощадная эксплуатация рабов как в Италии, так и в колониях, в испанских рудниках, на полях Валенсии и Андалузии, на острове Сицилия, уже раньше вызывала массовые рабские восстания, а к I в. до н.э. они создавали угрозу всему общественному порядку римской республики.

С другой стороны, среди господствующих классов, отдельных их группировок, создавались острые противоречия, которые находили себе выражение в заговорах, борьбе политических партий, в соперничестве отдельных полководцев, колониальных завоевателей. Разумеется, и в Испании долгое, хотя и весьма беспокойное пребывание римских властителей не могло не оставить следа в смысле развития и здесь рабовладельческих отношений, в первую очередь на востоке и юге. Мало-помалу романизированное население полуострова втягивалось в гражданскую войну, которую вели между собой отдельные группировки и партии в самом Риме.

Луций Корнелий Сулла - скульптурный портрет I в. до н. э. — II в. н. э. В 80-х годах I в. до н. э. господство в Риме перешло к аристократической партии, глава которой, полководец Сулла, сделался настоящим диктатором и жестоко преследовал своих политических противников, приверженцев демократической или плебейской партии.

События в Италии в начале I в. до н. э. усилили процесс иммиграции в Испанию. Союзническая война и последующие репрессии и конфискации Суллы вообще способствовали эмиграции в провинции. Победоносный диктатор разрушал многие города, налагал на их жителей штрафы и тяжелые поборы, в города отправлял колонистов, которым отдавал землю горожан, дабы иметь опору во всей Италии. И это не могло не вызвать массового потока переселения. Учитывая уже существующие контакты Кампании и Лация с Испанией, можно говорить, что часть населения этих областей перебралась на Пиренейский полуостров.

Первые поселения италийских иммигрантов в Испании создавались либо на месте уже существующих местных, либо рядом с ними. Первым основанным римлянами поселением на юге Испании была Италика, которому на том же холме предшествовало турдетанское, причем на этот холм оно перебралось в IV или, вероятнее, в V в. до н. э. с соседнего холма, где поселение существовало еще раньше.

Первая латинская колония в Испании была выведена римлянами в Картею, существовавшую задолго до этого. Следующая по времени колония Кордуба была основана на холме, соседнем с тем, на котором располагался туземный город. Спорно положение Тарракона. Плиний называет этот город «делом Сципионов» (opus Scipionum). Археологические исследования показывают очень слабые следы туземного поселения, а стены, которые ранее считались работой доримских местных строителей, оказались построенными в 218—211 гг. до н. э., что подтверждает сообщение Плиния. Римское и местное поселения объединятся в один город, перепланированный по римскому образцу. В окрестностях Тарракона появляются первые римские виллы.

Существовали и города, основанные римлянами заново. Такова была Валенция. Но надо иметь в виду, что это было специальное поселение, созданное в результате войн с Вириатом и, возможно, не для италийских иммигрантов, а для местных жителей, участвовавших в этих войнах.

Ряд созданных римлянами городов далеко не сразу получил привилегированный статус. Тарракон, будучи первым римским городом в Испании, быстро превратился в значительный экономический центр, что подтверждается керамическими находками, относящимися к начальному этапу существования города. Сюда переселялись жители Италии; часть их, возможно, оставаясь в Италии, направляла туда своих рабов и отпущенников, тоже уже проникшихся италийским духом. Здесь сооружались римские храмы, в частности храм Юпитера. В городе воздвигались статуи римского типа.

Разумеется, не все римско-италийские города обязательно проходили фазу непривилегированных общин. Были города, с первых моментов получившие более высокий статус. Первой латинской колонией в Испании была Картея. Правда, назвать ее подлинной колонией трудно: она была создана не для переселения туда колонистов из Италии, а ради поселения там детей римских солдат и местных женщин, к которым присоединилось и неопредленное количество прежних жителей города. Первой же подлинной колонией стала Кордуба. Хотя Страбон говорит о ней как о колонии римлян, исследования показали, что римской колонией она стала только во времена Цезаря или даже Августа, получив при этом имя Патриции, а до того она была латинской. Видимо, до Цезаря все колонии в Испании имели латинский статус, а колонии римских граждан появились в стране только со времени Цезаря, т. е. с 40-х гг. I в. до н. э.

Политика диктатуры Суллы

Политика диктатуры Суллы





Романизация Испании в I в. до н.э.
Население этих испанских городов было смешанным. Часть переселившихся в Испанию италиков, вероятнее всего, не имела римского гражданства. Но жили там, в том числе и в латинских колониях, и римские граждане. В Италии римские власти порой селили своих граждан в латинских колониях, компенсируя уменьшение статуса увеличением земельного надела. Не исключено, что такая практика применялась и в Испании.

Жили в этих городах и испанцы. Известен «испанский вик» в Кордубе. В других случаях местные жители не образовывали отдельного округа. Часть их, получив гражданство данного города, могла достичь высокого положения. Так, среди монетных магистратов Картеи были и потомок италийских переселенцев Вибий, и туземец Марций. И все же италийский элемент в колониях преобладал. Во всяком случае в городской элите доля иммигрантов и их потомков была большей, чем аборигенов.

Останки Италики - первого основанного римлянами поселения на юге Испании

Останки Италики - первого основанного римлянами поселения на юге Испании


При империи колониальный статус стали давать испанским городам в качестве награды. Колонии официально выводились римским правительством или основывались римскими полководцами. Наряду с этой официальной колонизацией существовала и неофициальная иммиграция. В Испанию переселялись италики, стремившиеся в эту страну, столь славившуюся своими богатствами. Ремесленники, предприниматели и их агенты стремились в относительно крупные экономические центры и в рудные зоны, крестьяне — в наиболее плодородные области. Особым плодородием отличалась долина Бетиса. Переселенцы, даже имевшие гражданство, необязательно селились в колониях. Они обосновывались также в непривилегированных городах и в сельской округе, образуя conventa или oppida civium Romanorum, с которыми должны были считаться и римские власти.

Рассматривая расположение колоний и вообще территорий, куда переселялись жители Италии, надо отметить их значительную плотность в долине Бетиса и окружающих районах, меньшую — на средиземноморском побережье и в долине Ибера. Кроме того, италики стремились селиться вдоль дороги из Италии в Южную Испанию, идущей вдоль средиземноморского побережья, которая предоставляла хорошие возможности для связей как с оставленной родиной, так и с наиболее богатыми районами провинции, не говоря об известном плодородии побережья. За пределами этих территорий колонии стали появляться лишь в виде исключения и только уже после смерти Цезаря. На этих же территориях деятельность иммигрантов послужила значительным толчком к романизации местного населения.

Эдвард Резерфорд. Париж



Социально-экономическое развитие Испании в I в. до н.э.
В конце II — первой трети I в. до н. э. на востоке и юге Испании происходит значительная перестройка экономической жизни, приведшая к перестройке и социально-политической структуры местного населения. Там, где военные действия давно закончились и наступило умиротворение, хозяйственная жизнь начинает применяться к новым реалиям. Испанское зерно, а затем масло и вино, постепенно завоевывают италийский рынок. Важную роль играет добыча и обработка металлов. Так, например, в I в. до н. э. значительным центром обработки меди, добываемой недалеко от города, становится Мунигуа.

Все это заставляет иберов покидать свои прежние поселения и перебираться туда, где появились возможности и производить столь нужные продукты, и продавать их. Те поселения, которые и ранее располагались в удобных местах, процветают. Наряду с ними создаются новые, и некоторые из них относительно быстро превращаются в значительные торговые центры. Здесь возникают отношения уже не старого, а нового римского типа, в том числе некое подобие римских вилл, хотя их хозяева чаще всего являются не иммигрантами, а туземцами.

Руины римских сооружений в Тарраконе

Руины римских сооружений в Тарраконе


В районах, вовлеченных в эти процессы, старые племенные структуры исчезают почти полностью. Этому способствует римская политика. Когда местные общины сдавались римлянам, то чаще всего это оформлялось как полная капитуляция — deditio, что означало полную сдачу на милость победителя. Иногда победители порабощали побежденных. Однако чаще они сохраняли существующие общины. Но при этом земля, включая территорию города (если он был), официально конфисковывалась, а затем возвращалась теперь уже подданным. Эта земля становилось ager redditus (возвращенная земля), и за это ее прежние владельцы должны были платить римским властям дополнительные подати.

Но этим римляне не ограничивались. Зачастую они проводили кадастр новоприобретенных земель, заново их распределяли в своих интересах, дабы обеспечить административный контроль и лучшую собираемость налогов, совершенно не учитывая ни существующие структуры, ни интересы основной части жителей. Новое распределение земель происходило и в случае основания римлянами города, независимо от того, создавался ли город на основе уже существующего туземного поселения или строился заново. Так, например, произошло при создании Герунды во второй четверти I в. до н. э. Все это вело и к преобразованию территориально-политической системы.

Эдвард Резерфорд. Париж



Движение Сертория: причины и предпосылки
В I в. до н. э. Испания была вовлечена в гражданские войны, бушевавшие в Римской республике и приведшие в конце концов республику к гибели и замене ее империей. Когда во второй половине 80-х гг. в Италии разворачивалась борьба между марианцами и сулланцами, один из марианских вождей — Квинт Серторий, назначенный наместником Испании, туда удалился и стал готовиться к войне с Суллой. Однако в тот раз использовать Испанию как плацдарм для борьбы с правительством Рима Серторию не удалось. Он вскоре был выбит оттуда сулланцем Гаем Аннием Пуском и был вынужден бежать в Африку.

Квинт Серторий - политический деятель Римской республики  I в. до н. э. В 80 г. до н. э. в очередной раз восстали против римской власти лузитаны, и они предложили Серторию командование ими. Серторий вернулся на Пиренейский полуостров и развернул военные действия, встав во главе испанцев.

Для Сертория приглашение лузитан стало единственной возможностью продолжить борьбу с сулланским правительством. Испанцы уже давно выбирали себе патронов из числа хорошо известных им деятелей, в лучшую сторону отличающихся от других. Серторий был хорошо известен в Испании своими подвигами и воинским умением, а во время своего пребывания в Ближней Испании в качестве ее правителя своим поведением ярко выделялся среди серии провинциальных наместников. Когда туземцы попытались преградить ему путь в Пиренеях, он предпочел не прорываться силой, а откупиться от них. А затем, уже будучи правителем, Серторий снизил налог и стал размещать зимние квартиры воинов не в городах, как это было обычно и что, видимо, вызывало особое недовольство жителей, а в пригородах.

Встав во главе местного населения и приведя с собой некоторое количество своих воинов, Серторий скоро стал господином значительной части Испании. К нему примкнули не только лузитаны, но и многие другие испанские племена, населявшие Ближнюю Испанию. Зимой 77—76 гг. до н. э. он получил мощное подкрепление. В Италии после смерти Суллы вспыхнуло антисулланское восстание под руководством Марка Эмилия Лепида. Оно было подавлено, и потерпевшее поражение антисулланское войско, насчитывавшее 20 тысяч пехотинцев и 1500 всадников, во главе с Марком Перперной прибыло в Испанию. Это усилило армию Сертория, хотя и сделало ее более разнородной.

Серторий не ограничился военными действиями. Он стал организовывать свое государство, которое противопоставлял тому, в котором правили сулланцы. Сам Серторий возглавлял его в ранге проконсула. Из сенаторов, бежавших из Рима, Серторий организовал сенат. В римской истории это был, пожалуй, первый случай создания в провинции органа, претендующего заменить правительство, находящееся в Риме.

Из числа своих сенаторов Серторий стал назначать преторов и квесторов, которые помогали ему, могли командовать отдельными армиями и управлять от имени полководца теми или иными территориями.

Квинт Серторий - политический деятель Римской республики I в. до н. э.

Квинт Серторий - политический деятель Римской республики  I в. до н. э.


Серторий противопоставлял созданное им правительство тому, которое, по его мнению, незаконно находится в Риме, и считал свое правительство единственно законным. И в качестве такового оно теоретически распространяло свою юрисдикцию на всю территорию республики.

Движение Сертория было одновременно и эпизодом гражданских войн в Риме, и освободительным движением еще не романизованной или мало романизованной Испании против Рима. Поэтому оно стало актом и общеримской, и испанской истории. В чрезвычайных обстоятельствах Серторий создал свое государство нового типа, во многом предвещавшее более позднюю бюрократизацию римского государственного аппарата. В Испании под руководством Сертория возник союз общин, охвативший почти всю нероманизованную зону Пиренейского полуострова, и это стало новым этапом в политической истории страны. Участвуя под руководством Сертория в римской гражданской войне, испанцы ввязывались в политическую жизнь Рима. В серторианской армии они были организованы на римский манер. Хотя опыт со школой в Оске окончился трагически, сам факт привлечения испанской аристократии к римской жизни был многозначительным и позже повторен.




Серторианская война (82 — 72 г.г. до н. э.)
Римское правительство сразу же попыталось подавить движение Сертория. Еще сам Сулла отправил против него сначала Анния, а после вторичного появления Сертория в Испании и его первых успехов — Квинта Цецилия Метелла. Когда попытки подавить восстание оказались неудачными, уже после смерти Суллы в Испанию был направлен Гней Помпей, молодой, но к тому времени весьма прославившийся полководец, сын того Помпея Страбона, который даровал гражданство иберским всадникам. Поскольку оба консула отказались от поручения вести войну в Испании, он, не занимая до этого курульных должностей, был облеченен званием проконсула. Отправление в Ближнюю Испанию Помпея могло быть продиктовано не только надеждами на его полководческие качества, но и расчетом на те связи с фамилией Помпея, которые возникли в долине Ибера благодаря акту Помпея Страбона.

Правительство развернуло и определенную пропагандистскую кампанию, стремясь дискредитировать Сертория. Он был объявлен «врагом римского народа». Не только сам Серторий, но и все его сподвижники из числа римских эмигрантов были объявлены вне закона и тем самым лишены гражданских прав, в том числе права на апелляцию в случае смертного приговора.

Серторианская война (82 — 72 г.г. до н. э.)

Серторианская  война (82 — 72 г.г. до н. э.)


Сам Серторий видел себя, вероятно, в первую очередь римским полководцем. Он стремился опираться на римских эмигрантов и на свою армию. В свое время он прибыл в Испанию с очень небольшим отрядом. Но позже на Пиренейский полуостров прибыла армия Перперны. Сначала Перперна рассчитывал на самостоятельные действия против сулланцев, но его воины, узнав о походе Помпея, потребовали присоединения к Серторию. По отношению к римским воинам Серторий выступал как полководец на основании проконсульского империя, врученного ему досулланским правительством при отправлении в Испанию.

Однако этой силы было мало для продолжительной войны. Не говоря уже о том, что в ходе многочисленных боев армия таяла, а надежды на римское пополнение были иллюзорны. В этих случаях особенно была нужна поддержка постоянного населения.

Во время своего первого пребывания в Испании в качестве наместника в 83—81 гг. до н. э. Серторий рассчитывал на поддержку италийских иммигрантов. Он вооружал находившихся в Испании римских поселенцев. Однако после того, как он встал во главе лузитан и кельтиберов, положение изменилось.

И сам Серторий, и его полководец Гиртулей не раз совершали походы в долину Бетиса, но удержаться там не смогли. Население этого региона явно было против них. Гадес поставлял в Рим продовольствие во время Серторианской войны, но не имея собственной сельскохозяйственной территории, он это продовольствие явно получал из долины Бетиса. Южная Испания выступала против Сертория.

Серторию было важно укрепиться на восточном побережье: это давало бы ему плацдарм для похода в Италию и позволяло установить прямые морские связи с пиратами и Митридатом. Однако укрепиться там он так и не смог. Характерно поведение города Лаврона, который стоял на стороне Помпея и который Серторию пришлось брать штурмом, после чего город был сожжен. Главным своим портом Серторий сделал Дианий, который ни до, ни после этого значительным центром этого региона не был. Видимо, ни на какой другой порт он рассчитывать не мог.

Новый Карфаген в 76 г. до н. э. стал базой Меммия, легата Помпея, для его наступления на Сертория. На этом побережье только один крупный город не только встал на сторону Сертория, но и сопротивлялся Помпею и после гибели Сертория. Это — Валенция. Однако, в целом восточное побережье Испании, как и ее юг, было настроено антисерториански. Италики, поселившиеся в провинции, занимали там привилегированное положение и мало чем отличались от римлян. Политика Сертория, направленная на привлечение местного населения, не могла их не испугать: они боялись потерять с таким трудом приобретенные привилегии. Поэтому римско-италийское население Пиренейского полуострова выступило против Сертория.

Совершенно иной была позиция лузитан, кельтиберов и части иберов, еще не подвергшихся романизации, обитающих преимущественно во внутренних и западных частях Пиренейского полуострова. Конечно,в некоторых случаях и там Серторию приходилось подчинять местное население силой, как это он сделал с живущими в пещерах харциатанами. Но наиболее значительные народы и города туземной Испании пошли за ним. Туда, в Лузитанию и Кельтиберию, уходил Серторий в случае поражения, и там он черпал новые силы.

Лузитаны признали Сертория стратегом-автократором, что означало признание его своим верховным вождем. Подобным было, вероятно, его положение и по отношению к другим испанцам. В отношениях же с кельтиберами прибавился еще один момент: Серторий выступал как их патрон, а они считали себя его клиентами. В качестве клиентов они повиновались его приказам, активно участвовали в его войнах, а тот по обычаю щедро давал им золото и серебро, снабжал их всем необходимым, исполнял их желания. В глазах кельтиберов Серторий выступал наследником их старой родовой знати. Они питали почти мистическую веру в этого человека.

Серторианская война (82 — 72 г.г. до н. э.)

Серторианская  война (82 — 72 г.г. до н. э.)


Ливий называет общины и народы, поддерживавшие Сертория, союзными ему (socii). Вероятно, можно говорить об оформленном союзе между Серторием, патроном и верховным вождем, и местными общинами. Зимой во время перерыва в военных действиях Серторий собирал съезды таких общин (conventa), на которых рассказывал о своих делах, давал распоряжения относительно подготовки к новым военным действиям, собирал подати. Союзные общины были обязаны поставлять войско, оружие и подати (которые, по-видимому, были меньше обычных). Полководец взамен благодарил их за труды, раздавал награды и убеждал и побуждал собравшихся убеждать других, сколь важна для Испании победа его партии. В необходимых случаях он оставлял в некоторых городах свои гарнизоны, как в Контребии, и брал заложников.

Своей столицей Серторий избрал Оску (иберский Больскан). Этот выбор был не случаен. Оска была расположена в еще сравнительно мало романизованной области, поддерживавшей Сертория, и в то же время вблизи основного театра военных действий на востоке и северо-востоке страны. Если бы представилась возможность, оттуда легко было начать поход в Италию. Кроме того, этот город был важным экономическим центром. В нем уже давно активно дейтвовал монетный двор, и оскские (больсканские) денарии с местными легендами широко распространялись во всей восточной части Ближней Испании, составляя большинство в находимых монетных кладах. Этот монетный двор был использован и Серторием. Он выпускал значительное количество монет. Монеты, выпускаемые Серторием, были не римского типа, а местного. Следовательно, предназначены они были для внутреннего потребления и, вероятно, служили средством расплаты с местным населением. Количество находимых монет может говорить о том, что Серторий предпочитал не просто забирать у туземцев то, что ему необходимо для войны, а покупать это. И это обстоятельство дополняет картину его отношений с местным населением.

В Оске Серторий устроил школу для детей местной знати, которым он давал римское образование. В самом образовании и даже в одежде детей, которых он одел в тоги, окаймленные пурпуром, присутствовала изрядная доля демагогии, тем более что дети ему служили и заложниками. Но и в этом случае школу надо рассматривать в общем свете «испанской политики» Сертория: он как бы показывал местной аристократии те возможности, какие она будет иметь в случае его победы. Не исключено, что он и серьезно рассчитывал сделать в будущем из этих юношей свою опору в провинции.

Использовал Серторий и гражданскую политику. Он, несомненно, давал римское гражданство своим наиболее отличившимся воинам, и наличие в Испании Серториев свидетельствует о том, что и римские власти в конце концов признали эти акты мятежного полководца.

Держава Сертория имела двойственный характер. С одной стороны, это была легальная, с его точки зрения, власть, оказавшаяся в изгнании, и в качестве таковой действующая, в том числе и в сфере внешней политики, опираясь на двадцатитысячное римское войско. С другой — это был союз испанских общин, главой которого выступал Серторий и со значительной частью которого он был связан еще и клиентско-патронскими отношениями. Обе части державы скреплялись личностью самого Сертория. Для него лично главным, пожалуй, было положение во главе римской эмигрантской общины, а союз испанских общин — лишь орудием в борьбе. Он не только не допускал никого из местной знати в сенат, но, даже собирая из местных воинов армию на римский манер, во главе ее ставил исключительно римских командиров. Но обойтись без своих местных союзников Серторий не мог и поэтому был вынужден идти им на значительные уступки.

Такая двойственность определила в конечном счете непрочность созданного Серторием государства. С затяжкой войны противоречия между римлянами и испанцами становились все более явными. Долгая война потребовала максимального напряжения всех сил и средств, в том числе и увеличения податей. Это вызвало недовольство испанцев и соответственно ответные действия Сертория.

Испания в период Серторианской войны (82 — 72 г.г. до н. э.)

Испания в период Серторианской  войны (82 — 72 г.г. до н. э.)


Нарастали противоречия и в римском лагере. Их выражением стал заговор против Сертория, организованный Перперной. Перперна принадлежал к знатному роду. К нобилитету относились и некоторые другие заговорщики, такие как сенатор Люций Фабий Испанский или Люций Антоний, увлекшие за собой и некоторых других римлян. Антисулланская коалиция никогда не была единой, в ней четко различались два крыла: аристократическое и антиаристократическое; оба крыла объединялись в борьбе против общего врага, но подспудно существующие противоречия время от времени вырывались наружу. Да и внутри этих крыльев существовали различные группировки. Одну из таких группировок возглавлял Серторий. В конце 70-х гг. бежавшие в Испанию аристократы, вынужденные подчиниться Серторию, задумали ликвидировать своего незнатного «императора». Заговор удался, и в 73 г. до н. э. Серторий был убит.

Фигура Сертория по существу была единственным, что соединяло два лагеря, воюющих против правительственных войск. С гибелью Сертория это связующее звено исчезло и единство распалось. Кельтиберы были связаны с Серторием клиентскими отношениями и не имели никаких обязательств по отношению к Перперне; более того, они должны были возненавидеть его за убийство их патрона. Лузитаны, сделавшие Сертория своим стратегом-автократором, отказались подчиняться его преемнику. Даже в римском эмигрантском войске убийство Сертория вызвало недовольство. Перперне удалось успокоить армию, но без поддержки испанцев она была обречена на поражение. После разгрома армии Перперны и гибели самого предводителя Помпей, делая шаг к примирению с антисулланцами, помиловал воевавших с ним римских эмигрантов и дал им надежду на спасение.

Потерпели поражение и испанские общины, после гибели Сертория еще сопротивлявшиеся римским войскам. Основные силы испанцев были разгромлены Люцием Афранием, которого Помпей оставил во главе армии после своего возвращения в Италию. По-видимому, отзвуками Серторианской войны были военные действия, которые вел против лузитан Цезарь, будучи в 61—60 гг. до н. э. пропретором Дальней Испании. Другими отзвуками были, видимо, события, связанные уже с более поздними гражданскими войнами в Римской республике.

В 70 или 69 г. до н. э. по инициативе народного трибуна Плавтия, за спиной которого явно стоял сам Помпей, был принят закон, амнистировавший участников восстаний Лепида, бежавших к Серторию, и самого Сертория. Этим была в значительной степени подведена черта под Серторианской войной.

Эдвард Резерфорд. Париж



Испания во второй половине I в. до н.э.
Что касается Испании, то движение Сертория стало значительным этапом ее романизации. Важным фактом явилось то, что не только Серторий, но и Помпей ради привлечения к себе местного населения давали тем или иным его представителям римское гражданство, которое было утверждено специальным законом Гелия — Корнелия в 72 г. до н. э.. Во время военных действий и после них были разрушены одни города, как, например, Лаврон, но зато возникли другие, как, например, Герунда. Новые города создавались уже сразу по римской системе. И это тоже увеличивало степень романизации Испании.

После поражения Сертория исчезают монеты с иберскими легендами, которые заменяются латинскими, а сами монеты отныне выпускаютсяуже по римскому стандарту. В общинах исчезают также местные магистраты, и управление принимает римский вид. Такая унификация ясно свидетельствует о еще более значительном включении местного населения в римскую административную и экономическую систему.

Испания в период гражданских войн в I в. до н.э.

Испания в период гражданских войн в I в. до н.э.


После смерти Сертория в Испании появляется один из крупнейших римских военачальников Помпей. Он прошел по местам мятежей и восстаний, действуя огнем и мечом, но и его победы не смогли привести к покорности северные горные племена. Сама римская республика переживала смутные времена. Грандиозное восстание рабов под предводительством Спартака в 70-х годах до н. э. потрясло самые основы этой обширной рабовладельческой державы, между тем как среди правящих групп выделились отдельные честолюбцы, стремившиеся к диктаторской власти. В числе их был Помпей, но наряду с ним были и другие, не менее видные претенденты на захват власти, такие, как Юлий Цезарь, Лициний Красс. Будучи равными по силе, они заключили сначала тройственный союз («триумвират»), распределив между собою управление отдельными провинциями и мешая друг другу утвердиться в самом Риме. После смерти Красса в 53 г. осталось два претендента — Помпей и Юлий Цезарь.

Их вынужденный союз неизбежно сменился новой гражданской войной, начавшейся в 49 г. до н.э. Об этом последнем эпизоде, завершившем республиканский период в истории Рима, приходится упоминать потому, что гражданская война развернулась чрезвычайно широко, охватив собою и колониальные области, в том числе и Испанию. Оба противника за этот период нередко появлялись на полуострове, то вербуя себе сторонников и военную силу, то обрушиваясь на племена, еще сохранившие свою независимость. В частности, для Юлия Цезаря Испания явилась опорной базой при его известных походах в Галлию. Цезарь в конечном итоге стал диктатором, но в марте 44 г. до н. э. он пал жертвою заговора, и только его преемнику Октавиану Августу в 30 г. до н. э. удалось закрепить за собой единоличную власть с титулом императора.

Этот поворотный момент в истории Рима нес с собою существенное изменение и в историче-ских судьбах испанского населения. Период завоевания полуострова, растянувшийся на ряд столетий, завершается во времена Августа, который еще делает безуспешные попытки подчинить северо-западные и северные племена, в названиях которых (галлеги, астуры, кантабры, басконы) мы узнаем современные географические названия — Галисии, Астурии, Кантабрийского побережья, Басконии. Остальная часть полуострова в большей или меньшей степени была романизирована и являлась уже составной частью Римской империи.

Источники:
Циркин Ю. Б. История Древней Испании / Ю. Б. Циркин. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ; Нестор-История, 2011. — 432 с., ил.
Кудрявцев А. Е. Испания в Средние века, ОГИЗ, Государственное социально-экономическое издательство, Ленинградское отделение, 1937. - 250 с.


Еще по истории Испании:


История Испании
полный курс



А.Моруа. История Франции

Природные ресурсы Испании